final_adamant

Categories:

Сказка Вечности(2): Сила из Слабостей

Ищешь силу? Всегда будет кто-то сильней. Это игра без «пика», абсолютного превосходства и пределов, хотя в ней всегда будут вершины из «лучших» и сильнейших искателей, но именно ищущих. Не нашедших. Почему? Потому что желание – это слабость, осознание, что чего-то в тебе нет. Стремление – это ещё не достигнутость. Если достиг, но стремление осталось – это либо зависимость, либо… самообман.

Что ты думаешь о слабости?

Есть силы, слабости – найдутся также. И те, кто будет сильней тебя – будут сильней лишь потому, что это будут именно те, кто укажет тебе на твои слабости. Они превзойдут тебя не просто своей силой, но твоей слабостью. Потому вообще нет смысла в каких-то пиках. 

Если, уяснив свои слабости и уроки, ты останешься в себе – тебе те, кто «сильней» тебя в твоих слабостях перестанут являться. Но только когда ты разрешишь эти слабости. Нет, они не станут слабее или сильнее тебя более. Они просто станут пред тобой – безсильны. Это суть чистоты и прозрачности, а не битвы за вершины силы, что есть в своей сути – бездна слабости. Гордыня и тщеславие, зависть и похоть и т.п. – вот пики гор битвы за «стать сильней». Битвы за превосходство. Бить в слабость, чтобы приподняться за счёт других. Стремиться к силе, чтобы превзойти слабости… сила, основанная на слабости… какой… позор.

Концепции самурайства воина, силы «без слабости», могущества.

1. Когда есть равные противники – сила не играет роли. Потому идёт поиск слабых мест, в дело идут хитрость и обман. 

Воспринимай внимательно. Битва на силе – это одномерное восприятие мира. Но, когда все сильные – нет возможности утвердить силой превосходство и тогда ты выходишь на 2-х мерность. Качественно меняешь правила и свой способ восприятия. Куда?

В сомнение о своей силе и/или в создание ситуации, когда противник сомневается в своей силе. А это и есть хитрость и обман. Качели сомнений. Самоослабление. Само-отрицание. Гордыня, тщеславие, нарциссизм и самомнение, самооценка – всё это инструменты слабостей. Познание не утверждения силы, а её отрицания. Превращение материальной силы в информацию. Носителя в одёжку. Подмена знания – описанием. И если ты в этом отрицании потерял себя, то и отрицания самого отрицания – будет тебе самоуничтожением, как самого себя, так  и своих сил, что стали «безсмысленны». Отсюда подчинение каким-то богам, эгрегорам, вещам… что возможно лишь когда ты ощущаешь себя безсильным и насилуешь себя этой самооценкой, сомнением о себе, даже имея силу. Ведь это ты подчиняешь свою волю богам. Это твоё решение. Ты заказываешь себе господина. Это и есть самоотрицание.  И ведь для этого ты сам применяешь собственные силы. Ты создаёшь превосходство над своей силой, собственной самооценкой. Сам себя уничижаешь. А после… эта самооценка… решает за тебя, силен ты пред другими или слаб… за тебя.

Есть принципы.

Управленческие способности – это возможности и потенциалы компенсации слабостей и недостатков конкретной ситуации мерой понимания себя и участников, посредством сравнения. Не оценивания, а именно сравнения. Разницу между оценкой и сравнением – понимаешь? Не понимаешь – попробуй понять разницу между необходимостью превосходящего эталона и его отсутствием, как отсутствием зависимости от чего-то внешнего. Между пониманием и оценкой знания. У тебя либо есть мерило внутреннее – твои чувства и твоё их понимание, либо нет и ты пользуешься внешними костылями, ибо сам «без понятия». 

В результате чего, получается: мера кровавости событий обратно пропорциональная мере понимания управленцев, что в этих событиях участвуют.

Для управления – нужны границы. Границами управляют, на них – опираются. Им ты можешь доверять. Их ты и используешь, чтобы управлять. Это твоя мера. И так – ты, человек – становишься мерилом всем вещам. Это твоя уникальность, только твоя мера на только твоих чувствах, делающая тебя равным таким же уникальным другим, но не лишающая тебя твоего собственного выбора. Эта мера не может стать эталоном для всех — все уникальны. Она не средняя по больнице, а только твоя. 

Смотри внимательно.

Столкновение культур происходит из-за трения меж ними, проявляющегося из-за непонимания. Не-до-верия. Отсутствия знания о друг друге. И это управленческая задача уменьшить трение и потерю ресурсов при взаимодействии. Вера друг о друге – введёт вас лишь в обман и приведёт к потере доверия. Потере знаний о том, какие вы есть на самом деле, а это приведёт к искажению восприятия тщеславием, гордыней, превосходством, понтами, завистью и прочим… сияющий град на холме? Это лишь картинка… это лишь вера… в собственную слабость ожиданий и надежд, что там «лучше», ибо здесь ты слаб, а там… неужели будешь сильнее? И слабости бегства от себя приведут тебя к боли и ненависти.

Ненависть – это траты, это отрывание от СЕБЯ, это самоослабление, отказ от каких-то своих качеств, что ты просто видишь в другом, но не в силах ими управлять даже в себе. Это и есть слабость.

2. Когда противник предопределённо слабее – это без-Честие для воина. Ведь он не прилагает к победе силу и умения – т.е. свою честь (часть себя), не проявляет в этой битве свою участь. Т.е. он не воин в этой битве, ведь в этом поединке нет его Чести, его части, участи, а значит его самого. Это унижение себя, отказ от себя и подчинение своей слабости, т.е. участие в чём-то, где его нет, где ему для участия придётся отказаться от себя. Потому воин не дерётся со слабыми. Это не гордыня… это уважение к их слабости, которая не трогает воина. Слабым воину нечего дать воину для того, чтобы он проявил свою суть для них. И потому воин не дерётся со слабыми – он перед ними просто есть. Как пример, но и как вершина.

Иначе это унижение и творение ненависти в слабых на их чувстве безысходности и потере границ – т.е. создание условий для вечной мести. Их буквально уничтожают и они не в силах сделать что-то в ответ. Как быть? У них оторвали все — мечты, желания, жизнь, оставив лишь агонию безсильной ненависти. Вспомни крысу, загнанную в угол. Только слабый, «униженный» воином, что сам скатился до такого унижения – может превратится в загнанную и припёртую в угол крысу, что сама откажется от всего в своей жизни, лишь чтобы стать для этого воина – немезидой, отмщением за то, что тот унизил себя, уничтожив все мечты этого слабого. Это для воина подобно выращиванию себе непримиримого врага, чья единственная цель – уничтожение воина, а вернее уничтожение его безчестия, ибо все остальное тот сам в себе уже уничтожил согласившись на такое. И это даже просто ресурсозатратно для воина. 

Уважение и милосердие смерти – острота лезвия.

Месть и ненависть – это чувство агонии от постоянно умирания.

Мучение и агония жертвы – это подобно унижению воина, что задирает слабых, опускаясь до их уровня, тем самым опуская свою «честь» до того уровня и тем проявляя свою слабость и безчестье, что делает из воина – драчуна и насильника. Если он делает так – его сила – это его слабость. Он не чувствует её ценность, размениваясь ей по низости… он не может ее вынести. В нем нет достоинства воина. Нет понимания, что такое воин. Он — вор и обманщик.

А чистая сила – связана с искренностью. Хотя даже силой это уже не назовёшь. Лучше говорить – Мощь, ведь она – не есть сила. Искренность ведь не даст уменьшение трения до нуля, эффективное недеяние, победу без битвы, принятие себя без понимания. Искренности без понимания нет. Она не сама по себе… ведь искренним ты можешь быть лишь понимая, что такое искренность. 

С искренностью ты можешь быть честным, но при этом оставаться невежественным и даже рабом.

Потому Воля не в искренности, а в понимании чувств, но искренность позволяет их выражать без искажений, уменьшать трение. Вот тогда в связке с пониманием – искренность работает идеально и тогда ты можешь быть воином.

В понимании сосредоточена объемлющая форма Любви – безформенность и безмерность. Безусловность. Иначе «когда носишь маску, она рано или поздно прирастает к лицу».

Чтобы победить – полюби. 

«Нет лучшего учителя, чем враг. Только враг честно расскажет тебе, что он собирается делать. Только враг научит тебя уничтожать и покорять. Только враг укажет тебе на твои слабые места. Только враг покажет, где он силён. И единственное правило в этой игре таково: делай с врагом всё, что сможешь, иначе он сделает это с тобой.

— Все сводится к одному: вместе с настоящим пониманием, позволяющим победить врага, приходит любовь к нему. Видимо, невозможно узнать кого-то, вникнуть в его желания и веру, не полюбив, как он любит себя. И в этот самый миг любви...

— Ты побеждаешь». (с) «Игра Эндера».

И полюбив его – у тебя исчезает сама потребность побеждать, а полюбив себя – доказывать…

И даже более – враг, которого ты полюбишь – ты его видишь, как друга, что просто просит тебя о чём-то. И тогда ты будешь вести его самоей любовью и деликатностью к моменту, в котором он получит своё искупление и реализацию желания – свою кульминацию и милосердную мгновенную смерть от твоей руки без терзаний и угрызений, ненависти и отчаяния, агонии и метаний. Твоя любовь – это тщательно оберегать его от того, чтобы он не сбился с пути, понимая суть того, что он выбрал – пути умереть от твоей руки, дав тебе всё, что у него есть в плату за этот труд. 

Отсюда принцип самурая прост: воин – это скала. Он даже не задумывается о защите. Даже не тренирует защиту, не надевает защиту, не стремится НИЧЕГО ЗАЩИЩАТЬ. Ибо стремление защититься – это признание того, что тебя кто-то может ударить и попасть, что ты можешь проиграть и при этом выживешь – это всё слабость. Защита – это страх проиграть, боязнь поражения и последствий оного, страх смерти. Безусловность смерти. Жизнь – это подготовка к смерти, но и умирание. Воин-самурай подчиняет этому безусловному состоянию даже собственный инстинкт самосохранения. Именно потому, самурай присягающий своему даймио – отдаёт ему жизнь и все дальнейшее его существование – это умирание и подготовка к смерти. И если даймио умирает раньше него – это позор и без-честие, ибо далее воин-самурай уже не может проявлять свою честь. Подобно тому как жены и слуги, и самураи кончали жизнь самоубийством при смерти даймио – ведь их жизни, их верность и их ЧЕСТЬ связаны были с ним их собственным словом и отказ от чести из-за желания жить – это позор, что навлекают они сами на себя – подчиняясь слабости. Т.е. отказываясь от себя в этой чести.

Но эта «твёрдость» и однозначность… тоже является слабостью. Ибо пока тебе надо сражаться – ты скала, но еще не состояние безусловной неотвратимости. Пока тебе нужна сила – ты ещё слаб. Это и уничтожило самураев, их «твёрдый дух». Тех, кто не понял, что меч кроме твёрдости, должен быть ещё и гибок. Иначе его очень легко сломать. Скала – самая гибкая структура на свете. Почти. Она позволяет с собою делать всё, но при этом остаётся самой собой. Кроме одного. Скала не может стать гибкой, как река.

Лучший путь – это победа без сражения. Когда твой противник уже до боя осознает, что проиграл. Осознает, что сам бой – не нужен. Это безусловность поражения, что создаёт в противнике ощущение всех его слабостей. Это не действие, а состояние. Лучшая победа – это помощь своему противнику не в действиях, а в понимании: ощущениях и признании своих слабостей. Воин, достигший мощи может помочь другим лишь в том, в чём он достиг своей сути. Он не может помочь в слабости… и в стремлениях к силе через неё. Иначе он не воин, а просто драчун, любящий войну и сражения.

3. Когда перед тобой Гора, а у тебя в руках веточка – само ощущение соперничества с горой наполняется безсмысленностью такого поединка. Это смирение перед обстоятельствами непреодолимой силы и воин – это и есть такое обстоятельство для своего соперника. Он суть смирения. Вот чему учится, к чему движется воин на своём пути и что есть его честь. А не безсмысленность стремления к силе или победе над слабостями или к защите, твёрдости или принципиальности. Даже более – не стремление к становлению горой для бамбуковых палочек, а устремление к самой сути, которой даже гора лишь уподобляется – к  становлению водой. Рекой. Вот истина воина. Не твёрдость, а отсутствие трения, не сила, но мощь, могучество. Отказ от самого стремления дает тебе гибкость возможности быть любым.

«Я говорю, опустоши свой ум, будь аморфным, бесформенным, как вода. Ты наливаешь воду в чашку, она становится чашкой. Ты наливаешь воду в бутылку, она становится бутылкой. Ты наливаешь воду в чайник, она становится чайником. Вода может течь, а может крушить. Будь водой, друг мой…

Стили разъединяют людей, потому, что у каждого есть, собственная доктрина и потом эта доктрина становится евангелием, который нельзя изменить, но если у тебя нет стиля, если ты просто говоришь вот я, простой человек как мне выразить себя целиком и полностью, тогда ты не создашь стиля, потому что стиль это процесс кристаллизации, процесс постоянного роста.

Когда ты бьёшь вот слегка наклоняясь вперёд, (надеюсь, я не выпаду из кадра), ты должен бить со всей силой, очень резко, вкладывая в это всю свою энергию, делая своё тело оружием, настоящим оружием.

Мне ничего не стоит устроить шоу, задать всем жару, создать вокруг себя такой ореол и чувствовать себя крутым или я могу проделывать фальшивые трюки ослеплять ими или демонстрировать затейливые движения, но по-настоящему, по-настоящему выразить себя, не лгать себе и честно выразить себя, вот это друг мой, очень, очень трудно…» (Брюс Ли) https://www.stihi.ru/2013/11/24/507 

И первый шаг к могуществу, это стремление совсем не к силе – это борцунство, а к знанию своих слабостей. И этот шаг ведет к одиночеству, ведь они — лишь твои. Не к получению силы через преодоление своих слабостей, страхов и т.п., а к способности эти слабости убирать. Всех мастеров силы легко уделывает мастер – слабостей. И когда ты их убрал – тебе более не нужна сила. Тебе не нужны техники или умения, а достаточно создания именно такого ощущения у противника, такой жажды крови, убийства, власти, Воли, внутреннего состояния превосходства, обстоятельства непреодолимой силы, что сама ситуация оказывается вне оценок, безусловна и однозначно ясна. 

Это умение концентрировать на себе суть состояния вечности, что невозможно описать в понятиях вероятное будущее, грядущее будущее, предопределённость… и лишь только слово «неотвратимость»… близко. Хотя это тоже лишь «проекция чистой силы»… и даже тут ещё есть от чего двигаться к состоянию безусловной мощи, изходящией лишь от того, кто познал одиночество.

Сила же сама по себе – это чистое состояние, не важно какое, даже состояние слабости – это сила. Ведь слабость – это тоже качество, как и сила. Потому – мастеров много, как состояний, а вот сама «чистота» – мощь – одна для всех.

Именно потому, так много борцунов и мастеров разных сил… но они не тоже самое, что мастера слабостей, что могут их превзойти именно принципами воина и путём воина. Ловя их на их стремлениях. Мастеру слабости доступно знать все слабости других и сам он – также может быть слаб. Но именно через эти слабости – ему доступны все силы. Именно потому говорится – сила – это слабость и стремящийся к ней – слаб в своём исходном положении. В желании силы ради чего-то. Ведь желание – это осознание отсутствия у себя желаемого. Слабость в этом. И чем он тогда лучше шлюхи, что отдаёт своё тело ради чего-то? Вы просто тратите своё время и мощь… на это?

Одиночество восприятия себя прозрачным позволяет выйти за силу и слабость. Позволяет почувствовать мощь… которую нет нужды даже применять… и вот только когда это придёт – тебя и коснётся вечность, присущая настоящему воину. 

Мы мастера слабости, ведь чтобы их убрать – надо их знать и понимать, а убрав их – сила, что требуется для их преодоления и основана на них и борьбе с ними – уже и не нужна вовсе.

Ведь сила нужна лишь чтобы преодолеть слабости – кое есть ваши желания, кое есть лишь одно, но в множестве обличий – трение. Убери трение – и нет нужды в усилии. Но что даст тебе тогда возможность продолжить движение?

4. Много силы – это ещё и бремя.

Как, зачем, куда её использовать? Иначе… для чего тебе столько? 

Как хорошо тем безмозглым духам, которые могут просто быть силой. Существовать как силы, не стремясь к чему-то. Нет ни воли, ни эго, ты просто поток чувств, река, а иное – его просто нет. Но стать рекой, обладая Волей… это и есть проявление мощи осознаваемо, понимая. Это проявление хозяина. Это проявление вечности через твоё настоящее.

Потому это и бремя, и тяжесть, которую получая многие не могут вынести, хотя и стремиться к ней. Бремя и тяжесть для тех, кто ещё запутаны в трении. Могущество – оно вне трения. И эти игры в силу и поиск себя в конце концов – это оборотная сторона слабости. Чем больше силы – тем больше ты слаб и подчинён ей, как обстоятельствам и тем более становишься зависим от неё. По сути – слабость – это трение наоборот. С другой стороны. Но это все тоже самое трение. Трение от сомнений неопределённости, что с этой силой делать. А когда это сомнение поглощает тебя, то и сила постепенно в этом трении куда-то исчезает сама по себе, стираясь

И вместо неё остаётся либо только слабость… либо при убирании её – понимание и могу. Для которых сила-то сама уже по сути и не нужна вовсе.

Могу и НЕ-могу… вместо силы и не-силы, без-силия, слабости.

Сила – это ресурс, слабость – это способ, немощь – это препятствие и инструмент, а могущество – это понимание как ими всеми пользоваться. 

И только тот, кто понимает – может. Маг. Все остальные лишь – исполняют роли…

5. Тень – это то, что не видно на свету – ведь тень — это то, что загорожено от него чем-то. Именно потому у маленького человека может быть о-о-о-очень большая тень.

Это не альтер-эго – это не иная личина – это как родословная – ты о ней не рассказываешь, но она от тебя не отделена.

То, что в Тени – не стремится на свет. Лишь тот, кто жаждет тени – находит то, что сокрыто в ней. Тень не препятствует свету. Тень сосуществует вместе с ним. Подобно тому, как река не препятствует своим берегам и гравитации, а просто – течёт.

Обрати внимание откуда берётся сила, которая вливается в образ. Как ты чувствуешь свою собственную силу. Опыт – только помеха. Любая чашка будет мешать чувствовать реку – рекой. Дать себе понимание своего могу. Твоя тень поможет увидеть тебе своё могущество больше, чем любые горы, на которые ты взошёл и которые её отбрасывают.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.